Не стало у просёлочной дороги сил людей на себе носить. Сто лет топчут её, топчут, пора и на пенсию.

Про пенсию дорога знала от тех, кто по ней всю жизнь прошагал. Задумалась, кому она, старая, нужна, теперь всё больше шоссе да асфальт в моде. Свернулась дорога калачиком и легла отдыхать в сторонке.

Вышли люди наутро: нет дороги! Как быть? Что делать? По асфальту не пройти. Не выдержал асфальт весенних ручьёв, весь растрескался, и теперь до осени перестилать его будут. Шоссе — тоже мягкое, вязкое на жаре. Так подошвы к нему и прилипают.

Увидала всё это дорога, вздохнула, мол, ничего не поделаешь, и стала снова людям служить.